Уважаемый посетитель! Сайт www.ozoneprogram.ru использует файлы cookie и похожие технологии, чтобы с помощью достоверной и персонализированной информации улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie в соответствии с предупреждением об использовании файлов cookie на сайте www.ozoneprogram.ru. Если вы не согласны с использованием файлов cookie, настройте браузер или откажитесь от посещения сайта. Закрыть
Вывод озоноразрушающих веществ
и фторсодержащих газов в Российской Федерации
Назад

Российская Федерация в качестве правопреемника бывшего СССР является участником Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 г. и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой 1987 г. И хотя в стране с 2010 г. действуют серьезные ограничения по потреблению гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ), остается огромный парк содержащего эти вещества оборудования. О том, как сформировать систему их сбора и утилизации, мы беседуем с руководителем компании «Грин Тим» и национальным консультантом ЮНИДО Александром Матвеевичем Аграновским.

— Александр Матвеевич, представьте, прежде всего, Вашу организацию. Как давно она была создана, на чем специализируется?

— Наша команда специалистов сформировалась еще в 1990 году. Фирма работала в разных организационных формах, а в 2004 году мы создали одну из крупнейших российских компаний по переработке опасных отходов — ООО «Грин Тим». Работа ведется в двух направлениях. Это проектирование, строительство и эксплуатация очистных сооружений для очистки сточных вод, а также сбор, транспортировка, утилизация и обезвреживание опасных отходов. В год мы обслуживаем более двух тысяч предприятий Москвы, Московской области и Центрального региона. Нашими заказчиками являются международный аэропорт «Шереметьево», ГУП «Мосгортранс», ОАО «Российские железные дороги», Управление «Мосавтодор», компания «Вимм-Билль-Данн», крупнейшая корпорация розничной торговли ИКЕА и многие другие.

Александр Матвеевич Аграновский

— Есть ли у «Грин Тим» какие-либо достижения?

— Компания постоянно участвует в тематических выставках и конкурсах, где наглядно демонстрирует свои уникальные разработки. Наш коллектив не раз добивался заслуженного признания, о чем свидетельствуют многочисленные награды, например: золотая медаль конкурса «Лучшая отечественная продукция» и серебряная медаль в номинации «Перспективные инновационные разработки» за проектирование очистных сооружений новых моделей и строительство очистных сооружений поверхностного стока. ООО «Грин Тим» стало победителем окружного и московского городского конкурсов «Московский предприниматель» в номинации «Строительство очистных сооружений, ремонт и реставрация».

«Грин Тим» тесно сотрудничает с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации, с международными организациями системы ООН, занимающимися экологическими вопросами (ЮНИДО и ЮНЕП), принимает активное участие в реализации ряда национальных программ в России. Один из последних крупных проектов — работа в совместной российско-германской программе по санации реки Клязьмы.

— Важная часть проекта ГЭФ/ЮНИДО касается создания системы сбора и утилизации оборудования, содержащего озоноразрушающие вещества (ОРВ). Такой системы в России пока просто нет. А есть ли какой-либо опыт организации работы с другими опасными отходами?

Сбор, вывоз и утилизация промышленных отходов в аэропорту «Шереметьево» Сбор, вывоз и утилизация промышленных отходов в аэропорту «Шереметьево»

— Действительно, системы по сбору ОРВ в стране пока нет. Но опыт работы с опасными отходами, безусловно, существует. Например, в нашей компании эффективно действует система по сбору, транспортировке и обезвреживанию опасных отходов I–V класса опасности, кроме радиоактивных. Это и люминесцентные лампы, и нефтесодержащие отходы, и осадки ливневых хозяйственно-бытовых очистных сооружений — все, вплоть до твердых бытовых отходов.

У нас имеется опыт обращения также и с холодильным оборудованием. Например, мы занимались ликвидацией холодильных установок на Очаковском молочном комбинате и на Московском межреспубликанском винодельческом заводе. Следует отметить, что общий алгоритм системы сбора разных опасных отходов в принципе один и тот же.

— Расскажите, пожалуйста, о системах сбора, применяющихся сегодня в мире. Какую систему предполагается создать в России?

— Сегодня в мире существует три системы сбора и утилизации ОРВ: централизованная, децентрализованная и полуцентрализованная. В России на современном этапе развития оптимальной, на мой взгляд, будет комплексная система централизованного сбора ОРВ.

На базе существующего предприятия в рамках пилотного проекта создается отдельное региональное подразделение, которое обеспечит сбор, транспортировку, регенерацию, а также экологически безопасное уничтожение не подлежащих рекуперации отходов. Целесообразно оснастить это подразделение высокотехнологичным и многофункциональным оборудованием для откачки и очистки хладагентов.

Для того, чтобы качество регенерации соответствовало российским требованиям и международным стандартам (ARI 700 и др.), потребуется проведение химического анализа с использованием газового хроматографа или специальных анализаторов. Необходимо также формирование материально-технической базы для перевозки оборудования для сбора и закачки хладагентов в специальные емкости. Отдельная тема — создание завода по уничтожению ОРВ, не подлежащих регенерации, мощностью около 1 тыс. тонн в год. То есть применяться должен комплексный подход.

— Исключительно важный этап работы — уничтожение ОРВ, изъятых из оборудования. Как Вы оцениваете эффективность и экономическую обоснованность использования существующих разработок применительно к России?

— Есть различные пути сбора и уничтожения ОРВ, предусмотренные Проектом ГЭФ/ЮНИДО.

Аналитическая лаборатория Центра исследования охраны окружающей среды проводит мониторинг загрязнения водных объектов Аналитическая лаборатория Центра исследования охраны окружающей среды проводит мониторинг загрязнения водных объектов

Один из них — применение альтернативных методов и использование «непрофильного» оборудования. Например, предлагается использовать уже имеющиеся плазменно-дуговые и цементообжигательные печи, привлекать к этой работе заводы по уничтожению химического оружия.

Я лично не считаю это очень целесообразным. Такой серьезный проект, как этот, требует такого же тщательного и специализированного подхода. На мой взгляд, легче и правильнее создать новую независимую организацию, которая будет заниматься исключительно этим вопросом. Ее можно создавать как на базе уже имеющегося предприятия, так и отдельно. Перепрофилировать же компанию, занимающуюся, к примеру, цементом, мне кажется, экономически невыгодно, тем более, если в этом случае еще и не обеспечивается система сбора и транспортирования. К тому же, у них есть своя нагрузка, а под проект много всего придется создавать практически с нуля.

— Есть ли весомые преимущества у компании «Грин Тим» перед другими компаниями, претендующими на выполнение этих работ?

— «Грин Тим» располагает большими производственными площадями в Москве и в ближайшем Подмосковье. Есть автомобильный транспорт для перевозки отходов. Работает крупная лаборатория химического анализа. Имеются квалифицированные кадры, специализирующиеся на сборе и уничтожении опасных отходов. Готовы принять участие в проекте профильные специалисты — сотрудники Московского энергетического института, уже давно занимающиеся установкой и наладкой плазменно-дуговых и цементообжигательных печей. Но главное — наш опыт в организации систем сбора и утилизации отходов и осознание важности этой проблемы. Кроме того, нами уже продуман весь комплекс работ.

— И что он в себя включает?

— Как я уже говорил, это комплекс долгосрочных стратегий и мер по минимизации вредного влияния ОРВ на климат. В первую очередь это ликвидация пробелов в нормативно-правовой базе. Предприятия необходимо обязать сдавать на утилизацию оборудование, содержащее хладагенты, а также вести жесткий контроль над соблюдением ими экологических норм. Сегодня у нас в стране получается так, что рано или поздно все ОРВ, находящиеся в холодильном и климатическом оборудовании, в конце концов попадают в атмосферу, что совершенно недопустимо.

Далее следует создать систему мониторинга потребления ОРВ, отчетности по данным, начать поэтапное сокращение их производства и потребления, разработать стратегию по уничтожению и сформировать сети по сбору ГХФУ. Важный аспект — это обучение персонала, передача альтернативных технологий. Вообще, это целый ряд работ, без которых система сбора сама по себе не даст никакого эффекта. И важно, чтобы все эти меры были реализованы в совокупности, потому как отдельно они не смогут принести желаемого результата.

— Какие выгоды принесет нашей стране организация системы сбора и переработки ОРВ?

— Больших прямых, моментальных выгод экономического плана я не вижу. В плане же защиты экологии выгоды будут колоссальные, и заниматься этим надо обязательно. И не только потому, что мы подписали Венскую конвенцию и Монреальский протокол, а также присоединились к нескольким важным поправкам к Монреальскому протоколу. Ведь выбросами хладонов из отслужившего оборудования, являющимися одновременно и озоноразрушающими веществами и парниковыми газами, мы вредим не только себе, но и будущим поколениям. Наша организация уже давно занимается проблемами экологии, мы этим «болеем», поэтому, конечно, хотим участвовать в этом полезном общественном проекте.

Статья предоставлена журналом «ЮНИДО в России»: Cистемы сбора и утилизации озоноразрушающих веществ