Уважаемый посетитель! Сайт www.ozoneprogram.ru использует файлы cookie и похожие технологии, чтобы с помощью достоверной и персонализированной информации улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie в соответствии с предупреждением об использовании файлов cookie на сайте www.ozoneprogram.ru. Если вы не согласны с использованием файлов cookie, настройте браузер или откажитесь от посещения сайта. Закрыть
Вывод озоноразрушающих веществ
и фторсодержащих газов в Российской Федерации
Назад

Что ждет тех, кто использует R-22 и другие озоноразрушающие вещества?

Древние майя довели свой календарь до 2012 года и остановились, не сообщив потомкам, что будет дальше. В результате совсем недавно весь мир — кто с ужасом, кто со скептической усмешкой — ждал конца света, который, к счастью, так и не наступил.

В календаре (точнее, графике) вывода ГХФУ в России тоже есть роковая дата — 1 января 2020 года. Однако, в отличие от истории с майя, на ней график не обрывается, так что будущее тех, кто планирует использовать R-22 и другие гидрохлорфторуглероды после этой даты, можно предсказать с большой долей определенности. И будущее это, увы, не намного радужнее конца света.

Что случится в 2020 году?

Как сторона Монреальского протокола, действующая в рамках статьи 2, Российская Федерация придерживается графика вывода озоноразрушающих веществ, составленного для экономически развитых стран. С учетом Монреальской корректировки к Протоколу, с 2020 по 2030 год годовой объем производства и потребления ГХФУ составит 0,5% от базового уровня и это количество может использоваться только для обслуживания оборудования, произведенного до 31 декабря 2019 года.

Сейчас допустимый объем потребления ГХФУ для России равен 399,68 тонны ОРС в год. С 1 января 2020 года он уменьшится в 20 раз и составит 19,98 тонны ОРС. Если предположить для простоты, что весь объем ГХФУ на рынке представлен хладагентом R-22, то начиная с 2020 года потребителям будет доступно не более 363,3 метрической тонны этого вещества.

Что означает двадцатикратное сокращение доступного объема хладагента? Первое, что приходит в голову, — чем менее доступен товар, тем он ценнее, а следовательно, дороже. Видимо, тем, кто до последнего сохранял приверженность R-22, чтобы не тратиться на более дорогие озонобезопасные синтетические хладагенты или на переоборудование холодильных и климатических систем для использования природных альтернатив, все-таки придется раскошелиться?

На самом деле всё гораздо хуже. 363 тонны хладагента в год для такой огромной страны, как Россия, — это чрезвычайно мало. Обычным предприятиям — операторам климатического и холодильного оборудования, скорее всего, просто не достанется квот, а весь доступный объем ГХФУ уйдет на обслуживание систем специального назначения.

Если нельзя, но очень хочется?

В условиях жесткого дефицита, естественно, появится огромный соблазн обойти установленные ограничения. Например, попытаться достать и использовать не по назначению R-22, произведенный как сырье для изготовления политетрафторэтилена (тефлона): «сырьевые» ГХФУ не подпадают под действие Монреальского протокола. Или купить озоноразрушающие хладагенты в странах, где установлен более щадящий график вывода их из обращения, а государство не проявляет достаточной жесткости в борьбе с небезопасным для окружающей среды производством.

Не стоит поддаваться этому соблазну. Почему? Если то, что использование ГХФУ создает угрозу озоновому слою планеты, значительно осложняя жизнь будущим поколениям, для вас не аргумент, задумайтесь о перспективе наказания.

За несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с веществами, разрушающими озоновый слой, статья 8.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривает штраф: для граждан от 1000 до 2000 рублей, для должностных лиц — от 10 000 до 30 000 рублей. Юридические лица и индивидуальные предприниматели наказываются штрафами от 100 000 до 250 000 рублей и от 30 000 до 50 000 рублей соответственно или административным приостановлением деятельности на срок до 90 суток.

Вещества, разрушающие озоновый слой, и продукция, их содержащая, входят в перечень стратегически важных товаров и ресурсов, за контрабанду которых в крупных размерах статья 226.1 УК РФ предусматривает значительные сроки (до 12 лет, если действовала организованная группа) и миллионные штрафы.

Где же выход?

Выход в сложившейся ситуации очевиден: не теряя времени (вы и так много его потеряли, если до сих пор используете R-22 и другие ГХФУ), переходить на озонобезопасные хладагенты. И, учитывая, что ГФУ с высоким потенциалом глобального потепления теперь тоже попали в сферу действия Монреальского протокола, лучший выбор — природные вещества с минимальным парниковым воздействием, безопасные для стратосферного озона.