Уважаемый посетитель! Сайт www.ozoneprogram.ru использует файлы cookie и похожие технологии, чтобы с помощью достоверной и персонализированной информации улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie в соответствии с предупреждением об использовании файлов cookie на сайте www.ozoneprogram.ru. Если вы не согласны с использованием файлов cookie, настройте браузер или откажитесь от посещения сайта. Закрыть
Вывод озоноразрушающих веществ
и фторсодержащих газов в Российской Федерации
Назад

15 октября 2016 года на 28-м Совещании Сторон Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, была принята, так называемая Кигалийская поправка, названная так по месту подписания — столице Руанды Кигали. В отличие от других поправок, уточняющих и дополняющих требования, касающиеся озоноразрушающих веществ, новый документ вводит в сферу действия протокола гидрофторуглероды (ГФУ) — безопасные для стратосферного озона, однако обладающие сильным парниковым действием.

«Я тебя породил…»

ГФУ — галогенизированные углеводороды, молекулы которых содержат фтор, но не содержат хлора, а значит, не представляют опасности для защитного озонового слоя Земли. Они были синтезированы как заменители озоноразрушающих веществ для применения в холодильном, климатическом и противопожарном оборудовании, в производстве изоляции и пеноматериалов, а также в качестве растворителей и аэрозолей. Постепенный вывод гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ) из обращения в рамках выполнения требований Монреальского протокола способствовал широчайшему распространению ГФУ.

Но ГФУ, несмотря на озонобезопасность, нельзя назвать экологичной альтернативой. Из-за высокого потенциала глобального потепления выбросы ГФУ в атмосферу способствуют изменению климата, признанного одной из главных проблем человечества.

Почему Монреальский протокол?

Получается, успешно справляясь с угрозой, которую представляет разрушение стратосферного озона, Монреальский протокол усугубил проблему глобального потепления? Нет. Более того, исследование управления океанических и атмосферных исследований США, опубликованное в журнале Национальной академии наук, показало, что Монреальский протокол способствовал сокращению выбросов парниковых газов гораздо эффективнее других международных мер.

Дело в том, что и ХФУ, и ГХФУ относятся к фторсодержащим парниковым газам. Соответственно, постепенное прекращение их производства и потребления не только сохраняет озоновый слой, но и уменьшает парниковую нагрузку на нашу планету.

Было бы логично развить успех, распространив действие Монреальского протокола и на ГФУ. В 2011 году проект поправки, предусматривающей включение ГФУ в список веществ, оборот которых регулируется протоколом, был предложен представителями Канады, Мексики и США. В 2013 году с аналогичной инициативой выступили Федеративные Штаты Микронезии. Наконец, в октябре 2016 года в Кигали после долгих согласований такой документ был принят.

Что теперь будет?

После того, как Кигалийскую поправку ратифицировали в 20 странах (двадцатой стала Швеция — это произошло 20 ноября 2017 года), определилась дата вступления документа в силу — 1 января 2019 года.

Поправка вводит в список ГХФУ (приложение C) значения 100-летнего потенциала глобального потепления (ПГП), дополняет протокол приложением F, содержащим список из 18 ГФУ, и устанавливает график вывода их из обращения.

Для Российской Федерации, входящих в одну группу вместе с Беларусью, Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном, график выглядит так:

  • с 2020 по 2024 годы потребление ГФУ должно составлять 95% от базового уровня;
  • с 2025 по 2028 годы — 65%;
  • c 2029 по 2033 годы — 30%;
  • с 2034 по 2035 годы — 20%;
  • с 2036 года — 15%.

В качестве базового уровня для этой группы стран берется среднегодовой уровень потребления ГФУ за 2011-2013 годы плюс 25% от базового уровня потребления ГХФУ.

Подробнее с текстом Кигалийской поправки к Монреальскому протоколу можно ознакомится в разделе Нормативные документы.