Уважаемый посетитель! Сайт www.ozoneprogram.ru использует файлы cookie и похожие технологии, чтобы с помощью достоверной и персонализированной информации улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie в соответствии с предупреждением об использовании файлов cookie на сайте www.ozoneprogram.ru. Если вы не согласны с использованием файлов cookie, настройте браузер или откажитесь от посещения сайта. Закрыть
Вывод озоноразрушающих веществ
и фторсодержащих газов в Российской Федерации
Назад

Наиболее эффективные меры по замедлению процесса глобального потепления.

23 сентября 2014 года в Нью-Йорке состоялся саммит ООН по вопросам изменения климата, собравший более 120 президентов и премьер-министров. Участники мероприятия пообещали добиваться сокращения парниковых выбросов, увеличивать инвестиции в проекты по предотвращению последствий глобального потепления, пополнять Зеленый климатический фонд и заключить в следующем году новое соглашение по изменению климата.

Подводя итоги встречи, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун обратил внимание ее участников на заявление Европейского союза о готовности сократить эмиссию парниковых газов на 40%. Глава Организации Объединенных Наций приветствовал инициативы по пополнению Зеленого климатического фонда и мобилизации 100 миллиардов долларов США в год на борьбу с изменением климата.

Кроме того, г-н Пан Ги Мун рассказал и о других инициативах, предложенных участниками саммита. Так, проект Международного союза железных дорог предусматривает снижение эмиссии парниковых газов в отрасли на 75% к 2050 году. А представители бизнеса и политики пообещали довести долю электромобилей в городах до 30% к 2030 году.

Приняв Декларацию о лесах, участники Саммита обязались к 2020 году наполовину сократить потери лесных массивов, а к 2030 году остановить эту тенденцию, в том числе с помощью посадки новых лесов.

Предполагается, что меры, предусмотренные в Декларации, могут привести к сокращению к 2030 году выбросов диоксида углерода на 4,5–8,8 млрд тонн в год. Это эквивалентно выбросам миллиарда автомобилей.

Транснациональные нефтяные и газовые компании объявили о решении объединить усилия с правительствами и международными экологическими организациями, чтобы сократить выбросы метана — мощного парникового газа. К этой инициативе присоединились также правительства крупных нефте- и газодобывающих стран, в том числе Мексики, Нигерии, Норвегии, России и США.

Финансовые корпорации пообещали выделить более 200 млрд долларов США на обеспечение низкоуглеродного экономического развития.

Что эффективнее?

Научные данные говорят, что без сокращения выбросов парниковых газов невозможно снизить гибельные риски, обусловленные изменением климата. На диаграмме 1 представлен результат проведенного редакцией издания The Economist сравнения 20 программ по сокращению содержания парниковых газов в атмосфере.

СОКРАЩАТЬ ИЛИ КОНТРОЛИРОВАТЬ
Сокращение выбросов за счет реализации мер, млрд тонн в экв. СО2

Сокращение выбросов за счет реализации мер, млрд тонн в экв. СО2

В огороде бузина, а в Киеве дядька

Важно помнить, что перечисленные меры и программы нельзя сравнивать напрямую. Одни из них носят общемировой характер, другие затрагивают отдельные регионы или страны. Какие-то действуют уже давно, реализация других только началась. Кроме того, на диаграмме упомянуты события, оказавшие влияние на сокращение парниковых газов, но не являющиеся специально предпринятыми мерами. В частности, это относится к распаду СССР, после которого были закрыты промышленные и сельскохозяйственные предприятия, загрязняющие окружающую среду.

Необходимо помнить, что практически все данные принимаются с оговорками. Довольно легко сравнивать уменьшение выбросов углерода в новой сфере деятельности, где активно используются солнечные батареи или атомные электростанции. Для этого достаточно взглянуть на показатели годовой выработки электроэнергии и сравнить их с объемом выбросов углерода в случае производства такого же количества за счет угля, газа или нефти. Однако, как отметил Пол Джоскоу из Массачусетского технологического института, типовые усредненные расчеты, основанные на общем количестве энергии, которое электростанция произведет за срок своей службы, — это неудачный способ сравнения воздействия электроэнергии, получаемой за счет ископаемых и возобновляемых ресурсов, на окружающую среду.

Однако, по мнению специалистов по проблемам оздоровления климата, одна из мер выделяется своей эффективностью на фоне остальных. Речь о Монреальском протоколе 1987 года, соглашении о выводе из оборота таких веществ, как хлорфторуглероды (ХФУ), используемых в кондиционерах, холодильниках и подобных устройствах.

В 1974 г. профессора химии Франк Роуланд и Марио Молина предположили, что постепенный распад хлорфторуглеродов (ХФУ) приведет к высвобождению хлора в стратосфере и повлечет за собой разрушение озонового слоя, защищающего Землю от ультрафиолетового излучения. Председатель совета директоров химической компании «Дюпон» назвал эту идею «бредом».

Одиннадцатью годами позже ученые обнаружили над Антарктидой озоновую дыру. Еще через два года правительства нескольких стран подписали Монреальский протокол, предусматривающий вывод ХФУ из обращения. Роуланд и Молина получили за свое открытие Нобелевскую премию. Озоновый слой — защиту. Помимо ожидаемого результата принятые меры привели к улучшению состояния окружающей среды. ХФУ наряду с диоксидом углерода и многими другими веществами, поступающими в атмосферу в ходе промышленного или сельскохозяйственного производства (например, метаном и оксидом азота), способствуют глобальному потеплению. При этом вклад ХФУ в глобальное потепление в тысячи раз больше, чем у диоксида углерода. Это означает, что прекращение производства ХФУ, исчисляемого миллионами тонн в год, для состояния окружающей среды эквивалентно уменьшению выбросов диоксида углерода на миллиарды тонн.

Побочный выигрыш

Гус Вельдерс из Голландского национального института здравоохранения и окружающей среды считает, что Монреальский протокол позволил сократить выбросы парниковых газов на 135 млрд тонн. Это в два раза больше текущих показателей годовых выбросов парниковых газов, составляющих около 50 млрд тонн CO2-эквивалента. При этом около трех четвертей этого объема приходится собственно на диоксид углерода, остальное — метан, оксид азота и некоторые другие газы. Дарвуд Заэлке из Института управления и устойчивого развития считает, что неконтролируемое потребление ХФУ увеличило бы суммарный объем выбросов парниковых газов на 8 млрд тонн. Иными словами, эффект реализации Монреальского протокола сопоставим с эффектом остальных мер из списка.

Следом по эффективности идут меры, которые, по сути, не направлены на оздоровление климата, но в то же время обеспечили сокращение выбросов парниковых газов на 4–7%. Согласно данным МАГАТЭ, в 2010 г. сокращение выбросов диоксида углерода в секторе атомной энергетики составило 2,2 млрд тонн. То есть если бы то же количество энергии было произведено неатомными электростанциями, то суммарный объем выбросов был бы больше на эту цифру. Использование дамб и других гидроэлектрических ресурсов обеспечило сокращение выбросов на 2,8 млрд тонн. Здесь, правда, не следует забывать о выбросах метана из водоемов, что несколько уменьшает результирующий эффект. В 2011 г. гидроэнергетика произвела 6 000 тераватт-часов энергии. Ветряные электростанции — 450 тераватт-часов, солнечные — около 60. Несмотря на быстрое развитие сектора ветряной и солнечной энергетики, тенденция переломится не скоро.

Еще один пункт списка в некотором роде можно считать обходным маневром. В 2007 г. представитель Министерства иностранных дел КНР заявил, что принцип «Одна семья — один ребенок», принятый в Китае, в период с конца 1970-х по середину 2000-х, позволил снизить рождаемость на 300 млн и к 2005 г. привел к сокращению углеродных выбросов на 1,3 млрд тонн. Причина тому — сокращение числа потребителей продукции, при производстве которой образуются парниковые газы. Развив этот аргумент, можно сказать, что общемировой спад рождаемости, начавшийся в шестидесятые годы, тоже положительно сказался на количестве выбросов. Но такую стратегию нельзя в полной мере считать мерой по оздоровлению климата.

Из этого можно извлечь несколько уроков. В первую очередь меры по сокращению или полному прекращению вырубки лесов на самом деле имеют большее значение для оздоровления климата, чем принято считать. По мере роста деревья поглощают углекислый газ и высвобождают его при вырубке. Согласно результатам исследования, опубликованного в журнале Science, сокращение вырубки лесов в Бразилии в период с 2005 по 2013 г. привело к уменьшению выбросов диоксида углерода на 3,2 млрд тонн, то есть 400 млн тонн в год. Сокращение объемов вырубки леса в тропических странах считается одной из причин, по которой на долю превращения лесов в пахотные земли сегодня приходится лишь 11% мировых выбросов парниковых газов, что намного меньше, чем 20 лет назад.

В то же время рост промышленных выбросов диоксида углерода не так велик, как мог быть. Требования к повышению экономичности автомобилей и энергоэффективности зданий и электрических устройств принесли больше пользы, чем изначально ожидалось. Уже с середины семидесятых годов в США начали действовать стандарты по выбросам парниковых газов автотранспорта и экономии топлива. Действующие стандарты в 2012–2025 гг. могут привести к сокращению выбросов на 6 млрд тонн, то есть около 460 млн тонн в год. По расчетам американского Министерства транспорта суммарный эффект применения этих стандартов уже сократил выбросы на 14 млрд тонн. Аналогичные требования к легковым автомобилям и грузовым автомобилям малой грузоподъемности, действующие в странах Европы, не так результативны. В первую очередь из-за того, что европейские автомобили изначально были экономичнее. Зарубежные автопроизводители, имеющие намерение экспортировать свою продукцию в ЕС, приняли эти требования, однако эффект от этого подсчитать не представляется возможным.

И придет их время

Ожидается, что новые европейские нормы, регулирующие проектирование бойлеров и водяных подогревателей, за шесть лет позволят уменьшить выбросы диоксида углерода на 136 млн тонн. Научно-исследовательский центр Китая и Всемирный банк утверждают, что целевые показатели энергоэффективности, установленные для государственных предприятий страны в 2010 г., позволят сократить выбросы примерно на такую же величину. Недавно эта программа была расширена.

Несмотря на огромное внимание к солнечной и ветряной энергетике, ее субсидирование менее результативно, чем ожидалось. Согласно подсчетам Европейского агентства по вопросам окружающей среды, изменение углеродоемкости энергетической отрасли стран ЕС (главным образом за счет возобновляемых источников) с середины 2008 по 2012 г. привело к сокращению выбросов диоксида углерода на треть или на 350 млн тонн в числовом выражении. Таким образом, можно сказать, что стратегия развития возобновляемой энергетики обеспечивает сокращение выбросов приблизительно на 30 млн тонн CO2-эквивалента в год. В этих условиях меры по повышению энергоэффективности оказываются более результативными.

Эта оценка может оказаться заниженной. Согласно расчетам немецкого министерства по вопросам окружающей среды, в 2012 г. только в Германии выбросы уменьшились на 100 млн тонн. Однако, даже если допустить, что оценка по ЕС верна лишь наполовину, очевидно, что возобновляемая энергетика не дает таких результатов, как другие меры по сокращению углеродных выбросов. Кроме того, этот сектор требует больших капиталовложений. Переход Германии на возобновляемые источники энергии оценивается в 16 млрд евро (21 млрд долл. США) в год. Для сравнения приведем объемы финансовой помощи развивающимся странам для вывода ХФУ в рамках Монреальского протокола. С 1990 по 2010 годы на эти цели было затрачено всего 2,4 млрд долл. США. Фонд Амазонки (Amazon Fund), оказавший значительное влияние на борьбу с вырубкой лесов в Бразилии, основную часть финансирования получал от правительства Норвегии — 760 млн долл. США за 11 лет.

В ближайшие годы относительное значение этих мер изменится. В Германии отказываются от атомной энергетики. В Японии этот сектор может не восстановиться до показателей, наблюдавшихся перед аварией на АЭС «Фукусима-1». Хотя атомная энергетика развивается в Китае, ее доля в мировой выработке энергии (около одной седьмой), скорее всего, уменьшится. То же можно сказать и о гидроэнергетике. При этом растет доля ветряной и солнечной энергетики, а стоимость получаемой таким образом энергии падает.

Редакция The Economist обратилась к группе ученых Climate Action Tracker, которые занимаются изучением мер по борьбе с выбросами, с просьбой определить меры, которые в 2020 г. окажутся самыми эффективными. Как видно из диаграммы 2, ожидается значительное увеличение влияния возобновляемой энергетики ЕС, но энергетическая система с нулевыми выбросами углерода создана к этому времени не будет. Усилия Китая по развитию возобновляемой энергетики и повышению энергоэффективности тоже, похоже, приведут к значительным результатам. По мнению Climate Action Tracker, высокую эффективность можно ожидать и от Механизма чистого развития (МЧР), обеспечивающего финансирование мер по сокращению выбросов парниковых газов в развивающихся странах за счет нереализованных выбросов в богатых.

ЧТО ДАЛЬШЕ?
Меры, оказавшие максимальное воздействие на смягчение воздействия на климат в 2020 г., млрд. тонн в экв. СО2

Меры, оказавшие максимальное воздействие на смягчение воздействия на климат в 2020 г., млрд. тонн в экв. СО2

В Париж — через Монреаль

Саммит, состоявшийся 23 сентября 2014 г. в Нью-Йорке, дал старт разработке нового соглашения об углеродных выбросах, которое планируется подписать в конце 2015 г. в Париже. В подготовке соглашения политикам необходимо учесть и расширить опыт Монреальского протокола.

Успех протокола обеспечен отчасти тем, что развивающиеся страны получают достаточно средств для реализации предусмотренных мер. Что еще более важно — протокол получил поддержку химических компаний (в том числе и «Дюпон»), которые извлекли выгоду из производства заменителей ХФУ. Пример этого широкого сотрудничества необходимо использовать и в рамках нового соглашения. Решить проблему углеродных выбросов сложнее, поскольку контроль выбросов, образующихся в ходе эксплуатации или уничтожения оборудования (на сокращение которых будет нацелено новое соглашение), затрагивает большее число сторон, чем выбросов, образующихся в ходе производства, переработки, хранения и распространения (цель Монреальского протокола). Однако общая цель финансирования и сотрудничества одна.

Мировым лидерам надо не только извлечь уроки из реализации Монреальского протокола, но и расширить, распространив его действие на гидрофторуглероды (ГФУ), которые хотя и не разрушают озоновый слой, но являются парниковыми газами. По мнению Дарвуда Заэлке, незамедлительное внесение поправок в Монреальский протокол позволит в ближайшие 35 лет сократить парниковые выбросы почти на 130 млрд тонн CO2. Но это лишь одна десятая того, что необходимо сделать, чтобы в 2100 г. температура увеличилась не более чем на 2 оС относительно эпохи промышленной революции.Чтобы удержать рост температуры в безопасных пределах, необходимо к 2030 г. сократить углеродные выбросы приблизительно на 26 млрд тонн в год (то есть уменьшить сегодняшний объем выбросов почти вдвое). Миру все еще необходимы глобальное соглашение по углеродным выбросам, а также остановка вырубки лесов, выделение субсидий на отказ от ископаемых видов топлива и многое другое.